ЯРКИЕ МИРЫ ЛАДЫ МЕРКУЛОВОЙ
альтернативнаянадпись

ЯРКИЕ МИРЫ ЛАДЫ МЕРКУЛОВОЙ

Поделиться:

2 декабря в Москве, в музее Серебряного века (Государственный литературный музей) открылась выставка  живописи Лады Меркуловой «Навстречу мечте». Искусство московской художницы Лады Меркуловой  привлекает как специалистов, так и любителей искусства. Долгое время не афишируя свое творчество, сейчас она выходит к зрителям, раскрывая перед нами удивительные миры. Незадолго до открытия выставки FreeТайм удалось встретиться и побеседовать с художницей.

– Лада, почему вдруг вы решились на такой ответственный шаг, как персональная выставка? Насколько нам известно – вы впервые выставляете свои работы для широкого зрителя.

– Да, действительно, долгое время я искала свой путь в живописи, пробовала разнообразные техники и стили. И вот однажды, не так давно, яркий фантазийный мир буквально обрушился на меня, поглотив меня целиком, и настолько это внутреннее чувство оказалось сильным, что у меня возникла потребность  поделиться этими своими ощущениями со зрителями.

– Многие отмечают необыкновенную музыкальность ваших работ.

– Ну это и неудивительно. Я ведь по основному образованию – профессиональный музыкант.
Я получила два серьезных высших музыкальных образования: профессиональное музыкально-педагогическое (МГПИ им В. И. Ленина) и профессиональное академическое исполнительское образование в Российской академии музыки
им. Гнесиных (фортепианный факультет), затем прошла стажировку в Московской консерватории на кафедре истории музыки и провела глубокое исследование  по теме «Западноевропейский танец раннего Возрождения». И все это время я не прекращала рисовать. В детстве я училась в художественных школах, в юности, параллельно с обучением на музыкально-педагогическом факультете, я также училась и на художественном отделении МГПИ им В. И. Ленина, а затем на протяжении всей последующей жизни также продолжала обучение живописи, занимаясь частным образом с известными художниками.

– Одно из ваших образований – педагогическое. Как вы думаете – каждого ребенка можно научить рисовать?

– Уверена, что да. Так же, как каждого ребенка можно и нужно обучать музыкальному искусству. Просто одним детям понадобится больше время на учебу, а кому-то – меньше. Но в любом случае занятия рисованием и музыкой ребенку просто необходимы. Это развивает личность будущего человека. Учит его воспринимать и чувствовать окружающий его мир.

– Насколько мне известно, многие искусствоведы говорят о вашем творчестве, как о неосимволизме. Вы согласны с таким утверждением? И насколько для вас самой близок символизм?

– Да, пожалуй, я согласна. Искусствоведы определяют его как неосимволизм с элементами космизма. Он по духу, по образам воплощения, по технике исполнения очень перекликается с направлением символизм, который был так популярен в начале ХХ века, в эпоху Серебряного века. Мне очень близка поэзия этого периода. Очень люблю стихи Поля Верлена, Александра Блока, Валерия Брюсова, Константина Бальмонта… Еще мне очень интересна личность Микалоюса Чюрлениса, он видел удивительные образы, слышал гармонию Космоса.

– А каково ваше отношение к абстракционизму?

– Ну, это не мой путь совсем. Я так четко чувствую конкретные образы , что у меня просто нет потребности писать пусть и красивые, но все равно бесформенные и бессюжетные работы. Меня увлекает именно характер персонажа, сюжет. И именно потому, что я так четко ощущаю своих героев, у меня возникает потребность их написать, дать им жизнь. Они буквально требуют, чтобы быть написанными , чтобы уже на картине начать жить своей собственной жизнью.

– То есть вы своих персонажей уже четко видите? Какими они будут?

– Не совсем так. Сначала я начинаю чувствовать будущего персонажа, видеть его как будто в общих чертах, именно его образ, а потом, когда уже начинаю писать, в самом процессе, этот появляющийся на свет герой обретает уже конкретные черты и уже сам диктует и характер, и манеры (даже иногда цвет глаз и цвет волос) и требует их выражения в работе. Это очень забавно.

– Только символизм вам близок по духу?

– Нет, конечно. Импрессионизм тоже очень люблю, в музыке это Дебюсси, Равель, Скрябин, ранний Стравинский, а в живописи – Моне. Также близок мне Ван Гог и раннее творчество Пикассо.

– А из старых мастеров?

– Леонардо да Винчи! Я преклоняюсь перед его глубокими познаниями, широчайшим кругозором! Как известно, он оставил после себя множество научных работ, записей и руководств по механике, инженерии и, конечно, – по живописи. Многие из этих документов переведены на русский язык. А знаете, ведь у него есть еще и предсказания! И даже басни! Я периодически перечитываю его мудрые высказывания, и мне это помогает.

– Может, процитируете что-нибудь из особенно запомнившегося?

– Да, конечно. Вот, например, одно из его  мудрых высказываний: «Многие люди будут добиваться того, чего больше всего боятся, то есть они будут нуждаться, чтобы не попасть в нужду». Правда, здорово сказано? А еще меня всегда поражало такое его предсказание: «Люди будут разговаривать друг с другом из самых отдаленных стран и друг другу отвечать». Представляете, как точно?! А ведь это говорил человек, который жил 500 лет тому назад! Когда люди и письма-то не особенно писали друг другу, какой уж там телефон или интернет со скайпом?! Это был мудрейший человек, к тому же с прекрасным чувством юмора. Вот, например, с каким остроумием он описал утренние настроения, которые очень часто нас одолевают: «Сказали одному человеку, что пора вставать с постели, ибо уже солнце взошло, а тот ответил: «Ежели бы мне надобно было совершить такой путь и столько дел, как ему, я давно бы уже встал, но так как мне предстоит очень малый путь, то и не хочется мне еще вставать».

– Кстати, о Солнце. На одной из ваших работ под названием «Вечерние поцелуи Солнца» оно изображено в виде девы с длинными волосами. Чем вызвано такое сравнение?

– Эта одна из моих любимых работ. Удивительно, но я часто слышу реплики, типа «Ой, а тут Солнце – девушка». Почему-то так у нас сложилось, что Солнце должно быть обязательно или среднего рода (оно), или мужского. Виноваты, наверное, правописание и правила русского языка. Хотя, если внимательней посмотреть на Солнце с его свечением – на то, как разливаются его вечерние или утренние лучи, можно многое увидеть. Сюжет этой работы родился в ноябре 2015 года, когда я летела из Москвы в Сочи и имела счастье наблюдать закатное Солнце, как оно буквально играло лучами по поверхности Земли. И я вдруг почувствовала, какие мы все-таки маленькие в масштабах Космоса, и каким истинным космическим величием наделена Земля, но в то же время, как она сильно зависима от Солнца. У меня родился стих, который и лег потом в основу этой живописной работы: «Однажды я – свидетель того, как звучат Закаты на горизонте Земли, где Земля с Небом встречается, целуется и горизонтом общается… А Космос – свидетель молчаливый этого союза вечного – Закатного солнца, что Гордым Звездным светом своим играя, Хрупкую Землю разукрашивать не устает… И в знак ответной любви своей, горизонтами Земля отвечает нежно и страстно…
Минуту-другую – и в тумане любовь исчезает небесная… Лишь вспыхнув, тает в тумане Космическом синем, холодном… Любови Солнца и Земли –
вечный Космос свидетель… И так каждый вечер Солнце нежно ласкает задумчивую Землю…
Миллионы лет напролет…»

– У вас на выставке есть еще одна явно космическая работа.

– «Лунного Пьеро» имеете в виду?

– Да. Расскажите, пожалуйста, о нем.

– Это волшебный персонаж. К нему тоже есть небольшой белый стих: «И вот когда самые чистые и сокровенные мечты достигают Космоса, их собирает Лунный Пьеро. Внимательно вглядываясь в их чистые грани, он дает им жизнь… Путь в космос нелегкий, и не все мечты сильны и могут добраться до своей цели».

– После Москвы отправится ли эта выставка куда-нибудь в другой город?

– После Музея выставка переместится в выставочный зал пансионата Управления делами Президента РФ «Сосны», в феврале развернется в центральной сочинской галерее «ФОРТ», а потом…
(не могу пока точно сказать, в какую именно из стран, так как переговоры не завершены). А пока идет выставка, я буду продолжать писать работы на эту и другие темы.