ВЯЧЕСЛАВ НАЗАРУК: «Заниматься историей и культурой своей страны – это величайший дар»
альтернативнаянадпись

ВЯЧЕСЛАВ НАЗАРУК: «Заниматься историей и культурой своей страны – это величайший дар»

Поделиться:

Российский художник, график, аниматор Вячеслав Назарук наверняка известен вам с детства, даже если это имя вы слышите впервые. Именно этот человек стоит за любимыми персонажами из наших мультиков: именно он создал кота Леопольда, Мамонтенка в поисках мамы и Крошку Енота. Особое место в творчестве Назарука занимают иллюстрации к сказкам Александра Пушкина и сказам Павла Бажова. Эти работы легли в основу выставки «Сказы и сказки», в преддверии которой мы поговорили с Вячеславом Михайловичем о русской культуре и истории, иллюстрациях и детском восприятии.

– Вячеслав Михайлович, помните ли вы свои первые детские впечатления от сказов Павла Бажова?

– Разумеется, сказы Бажова я помню с детства: мне читала их бабушка, а потом и сам стал читать. Потом перечитал их в другом возрасте, потом еще перечитал – и всякий раз обнаруживал что-то новое. Наверное, восприятие мира становится тоньше: у Бажова ведь особенный слог, он до самого донышка достает. И в этом кроется необыкновенная глубина, глубже Мариинской впадины!

3

– Но и иллюстрации были особенными. Расскажите немного, как шла работа над ними?

– Мне позвонил мой друг из издательства «Изобразительное искусство» и попросил что-нибудь сделать для их издательства. И я сразу ему предложил иллюстрации к сказам Бажова. Я работал над ними три года! И первым делом мы с супругой отправились в Музей геологии. Я провел там столько времени, что смог бы, наверное, работать геологом. Ведь мало было увидеть все камушки, нужно было сделать имитацию. Бажов – удивительный стилист, у него народный язык перемежается со сказом, и так это органично и здорово. Методом интарсии я сделал множество каменных текстур: сначала делал цветной эскиз, а потом под него готовил такие камушки. А между этими кусочками – акварельный рисунок. И получилась каменная сказка. Ведь рисунок – это музыка текста, выраженная в визуальном ряде. И естественно, Бажова невозможно изображать без камней.

2

– Вы – единственный художник-иллюстратор, который работал со всеми сказками Пушкина. Но не все из этих сказок известны читателям одинаково. Как вы думаете, почему так вышло, что «Медведиха» и «Сказка о женихе» не входят в число программных детских произведений?

– Все сказки Пушкина абсолютно разные, у каждой свой стиль. Например, «Медведиха» – это баллада, она же необыкновенно красивая! Пушкин просто фантастически чувствовал музыку слова: он буквально звуками передает плеск или шум волн. И это наша с вами задача – сохранить и передать детям эту красоту, научить ее видеть. Потому что им нужно жить на своей земле и в своей культуре, и хорошо, если каждый сделает свой маленький вклад, открыв своему ребенку миры Пушкина, Бажова и других замечательных русских
писателей.

– В ваших иллюстрациях много символизма. Как вы думаете, считывают ли эти символы современные дети? Или они впитывают эти элементы русской культуры бессознательно?

– Это, конечно, происходит бессознательно. Я оформил иллюстрации к сказкам Пушкина в рамки. Пушкин очень хорошо знал древнюю ведическую культуру нашей страны, и я решл обратиться к древним ведам: во всех древних культурах боги имеют определенное визуальное выражение. Я много изучал материалы по культурам шаманов, чуди, кельтов, староверов, алтайцев. Добывал материал откуда-то из глубин, из самых разных источников, от летописей до расшифровок петроглифов. Не столько рисовать, сколько изучать – вот где таится работа художника, и она самая большая. Заниматься историей и культурой своей страны – это величайший дар.

4

– А если говорить не только об иллюстрациях, но и об исторической живописи. Насколько важна историческая достоверность в событиях, одежде, окружающих реалиях? Можно ли по работам художника изучать историю государства?

– И в живописи, и в графике все должно быть выверено до пуговицы. Это мое кредо. Но представления об истории постоянно меняются. Сегодня мы знаем определенный период под одним углом, а завтра раскапывают новый материал – и надо вносить правки. Нет ничего постоянно, как облака на небе: мир плывет и постоянно меняется. Прочувствовать эту тонкую ткань – это большая забота художника. И еще важная деталь: на мой взгляд, мужское начало воплощается в потребности защищать своих милых женщин, детей, свой дом и свою страну. Именно поэтому я занимаюсь батальной живописью.

– Вы сотрудничали со студией Уолта Диснея. Чем отличается американский подход к созданию историй и персонажей от российского? Какие впечатления остались у вас от этого сотрудничества?

– Меня пригласили в студию Уолта Диснея для обмена опытом с коллегами. Кстати, там работает много талантливых людей российского происхождения. Мы общались с аниматорами о цеховой работе, затем с режиссерами и сценаристами, а также со студентами двух университетов. Им я прочитал несколько лекций о соединении мультипликации со станковой живописью – для многих это было открытием. И после столь разнообразного общения я могу сказать, что у нас совершенно разный подход к созданию мультфильмов. Еще сам Дисней выводил формулы острых, захватывающих сюжетов, где все строится на «догонялках». У нас же вся мультипликация построена на добре и милых, теплых персонажах.

– Может быть, в преддверии выставки в Екатеринбурге вы хотели бы пожелать что-нибудь жителям Екатеринбурга?

– Я помню, моя бабушка говорила мне: вот идешь в лес за грибочками и ягодками, так поклонись лесу и скажи: «Батюшка лес, позволь мне грибочков собрать». И ветки раскроют свои объятия, лес ведь тоже живой. Когда каждый человек почувствует, что он частица планеты, то наверняка захочет ее уважать. Здесь нужно отнестись с большой любовью ко всему окружающему. Этого душевное равновесие я желаю всем людям.