«Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» | FREE ТАЙМ Екатеринбург
альтернативнаянадпись

«Мир как беспредметность. Рождение нового искусства»

Поделиться:

Выставка «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства», открывшаяся в Арт-галерее Ельцин центра в Екатеринбурге, продлится до 20 февраля 2022 года. Ее название созвучно трактату Казимира Малевича, художника-авангардиста, провозгласившего рождение нового искусства еще в первом десятилетии прошлого столетия.

Трактат «Мир как беспредметность», написанный им в 1921–1922, стал своеобразным итогом его десятилетней художественной карьеры. Но главным героем экспозиции стал не Малевич, несмотря на его признанные и современниками, и современными исследователями лидерские позиции в искусстве авангарда, а Лев Александрович Юдин (1903–1941), живописец, график, художник круга Малевича, человек с трагической судьбой, погибший на фронте в первые месяцы войны. При создании выставки кураторы использовали цитаты из его опубликованых дневников «Сказать — своё…», в которых перед нами предстаёт творец, постоянно находящийся в интуитивных творческих поисках, но не без сомнений и переживаний. Именно через его видение событий в художественной среде 1920-х—1930-х годов, мы можем проследить становление, эволюцию супрематический живописи и всего авангарда в России, и, наконец, кризис последнего на примере работ как самого Юдина и Малевича как родоначальника супрематизма, так и других художников, среди которых: Павел Филонов, Николай Суетин, Константин Рождественский, Анна Лепорская, Ксения Эндер и не только.

Если при упоминании имени Марка Шагала ваше воображение рисует парящие фигуры над городом, то вам определено стоит взглянуть на творчество художника под другим ракурсом. «Но больше всех мне дал Шагал. Тут что-то неслучайное. Его цветы на балконе над заливом. Пейзаж с пустынным левым краем», — вспоминал наш герой в феврале 1928 года. Посмотрите шагаловский «Интерьер с цветами» 1917 года из собрания Научно-исследовательского музея при Российской Академии художеств, наполненный светом и воздухом, в жемчужно-голубой гамме или «Вид в сад» того же года с нотками эстетства — изображением кованой керосиновой лампы под потолком. «Лошадь и корова» (1914, Вятский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых»), надо признать, очаровательны, их грациозность заключена в оттенках их фигур: ярко-желтом и малиновом. Заявленная в самом начале экспозиции тема крестьянства, быта в селе еще будет раскрываться в работах самых разных мастеров авангарда.

Так, в медном самоваре кисти Валентина Курдова («Медный самовар», 1942, Государственный Русский музей) прослеживается сила русского футуризма, заложенного авангардистами еще в первом десятилетии XX века, но, тем не менее, отвечающего на вызовы стремительно меняющегося военного времени. Лиричный по цветовой гамме, но лаконичный по форме пейзаж от Ольги Ваулиной («Едрово», 1922, Вятский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых) — это еще один шаг к беспредметности.

Наиболее полно поиски нового пластического языка через кубизацию формы прослеживается в композициях самого Льва Юдина, например, в работе «Кубизм» начала 1920-х из фондов Краснодарского краевого художественного музея имени Ф.А. Коваленко, а также в музыкальном натюрморте Юрия Васнецова под названием «Композиция со скрипкой» (1929, Государственный Русский музей), тяготеющем к кубизму аналитическому, когда изображенные предметы начинают терять границы, сливаясь с фоном. Стремление к кубизму прослеживается не только в живописи, но и в графике, в частности у Эммы Гуревич, в скромной по размеру работе «Лампа» 1922 года из Вятского художественного музея имени В.М. и А.М. Васнецовых и абсолютно «очищенной» от узнаваемых вещей «Статической плоскостной конструкции» Абрама Векслера начала 1920-х из собрания того же музея.

Следующий этап в развитии авангардного искусства в России — это сознательный отказ Малевича от кубизма и построение супрематизма. Центральное место на выставке по праву можно отдать композициям Малевича «Супрематизм» (1915–1916, Краснодарский музей имени Ф.А. Коваленко) как предтечи революционных изменений в искусстве авангарда и «Супрематизму духа» из частной коллекции, датированному 1919–1920 годами и созданному им в переломный, витебский период творчества, когда художник намеренно и бесповоротно отказался от предметности в искусстве и открыл главное — белое на белом, что знаменовало по сути смерть живописи.

Современники Малевича активно подхватили новое направление. На выставке это проиллюстрировано графическими композициями Николая Суетина из частного собрания: «Ритмическая последовательность» (1922) и «Супрематическая динамика» (1921), про деятельность которого высказался Малевич в январе 1922 года: «Суетин верно идёт. Молодец». Визуальное подтверждение этим славам мы найдем на втором этаже выставки, посвященному постсупрематическому периоду в искусстве России — «Супрематическая композиция» Суетина 1931 года, свидетельствующая об его верности художественным принципам спустя десятилетие. Здесь же зрителю предлагается оценить вариативность крестьянской темы в 1930-е годы, граничащую с подражательством Малевичу, в экспозиции представленному двумя работами из собрания Государственного Русского музея: «Женская фигура» (1928–1929) и «Голова крестьянина» (начало 1930-х). Гуляющих девушек в идиллическом настроение в окружении деревенского пейзажа обнаружим у Павла Бассманова («В выходной», 1935 год, Ярославский художественный музей), запечатленных в момент труда, но статичных и живо расцвеченных — у Эдуарда Криммера («Две крестьянки», 1929–1932, частная коллекция), и в картине Анны Лепорской «Три фигуры» (1932–1934) из Государственной Третьяковской галереи, еще в духе супрематизма. Из целого ряда художников Лев Юдин выделил Константина Рождественского, сумевшего разгадать «секрет нового искусства», кроющегося в том числе в пропорциях на холсте и палитре красок, насыщенных, местами локальных и в их отношениях на изобразительной плоскости. Обязательно оцените буйство цвета у «Элеватора № 2» (1935), «Перса» (1920-е), в пейзаже «Окраина Нальчика» (1936, все —Томский областной художественный музей).

Конечность супрематизма в искусстве была исторически предопределена. Достаточно подойти к живописному полотну Льва Юдина «Пляж в Озерках» с элементами наива, написанному им в неспокойном для страны 1937 году, во время тотального вмешательства государства в художественную среду. С начала 1930-х начинается упразднение всех художественных группировок и объединений, зарождается цензурная система, а искусство для советского зрителя начинает рассматриваться как «нужное» и «не нужное». Но пока мы видим перед собой мирную сцену отдыха местных горожан, прячущихся от палящего солнца в тени деревьев, а впереди — безмятежная гладь воды и вера в светлое будущее.

Мир как беспредметность. Рождение нового искусства. Арт-галерея Ельцин центра. Екатеринбург, ул. Бориса Ельцина, 3а. 5 ноября – 20 февраля 2022.