Марина Хрипунова об особенностях работы телеканала и конкуренции с онлайн-сервисами | FREE ТАЙМ Екатеринбург
альтернативнаянадпись

Марина Хрипунова об особенностях работы телеканала и конкуренции с онлайн-сервисами

Поделиться:

 

Одним из трендов ушедшего года стала раскрутка онлайн-сервисов, видите ли конкуренцию с их стороны?

Наша холдинговая платформа more.tv естественно демонстрирует наш контент, производить специально для онлайн-платформы или для нашего сайта нам не по силам. На сайте «Домашнего» у нас скорее такой дополнительный контент – к нашим основным премьерам или спецпроекты с околосериальным шумом под конкретную премьеру – интервью с актерами, спецрежи со съемочных площадок и проч. Или к разным социальным событиям делаем специальные истории – и о домашнем насилии, и ко Дню матери, и к «Женскому доктору» с разными интересными кейсами.

Можно ли назвать будущим телевидения интернет-сервисы?

Уже много лет предрекают конец телевидения, его якобы убьет Интернет. Но должна сказать, что психология смотрения программ и фильмов на ТВ и в Интернете сильно отличается. В первом случае, пассивная, фоновая. Во втором – человек делает осознанный выбор. Кроме того, мы создали территорию «Dомашнего», где наши зрительницы чувствуют себя комфортно. Здесь нет чернухи, криминала, человек знает, что не наткнется на страшное, неприятное. Поэтому наша зрительница будет смотреть нас на любой платформе, будь это телевизор или смартфон. Известно, что телевидение, в том числе, крупные каналы, сейчас теряют аудиторию. Мы же идем против этого тренда.

Что вы делаете, чтобы лучше понимать ваших зрителей?

Проводим большое количество фокус-групп, преимущественно в регионах. Мы живем в большом городе и примерно представляем, как смотрят телевидение наши близкие.  А города за Уральскими горами — это такая терра инкогнито. Нам любопытно, как смотрят телевидение там. Мы делаем расширенные массовые фокус-группы, выясняем, какой контент приятен зрительницам, какие истории и какие ролевые модели им интересны. Также у канала есть группы во всех крупных социальных сетях. Мы получаем обратную связь и с этих площадок и какие-то вещи для себя узнаем.

Можете привести пример того, как фидбек из социальных сетей повлиял на сетку или контентное наполнение телеканала?

Сетка телеканала — вещь субъективная. Как только мы запускаем какой-либо сериал, сразу же получаем вал писем. Одни просят показывать его пораньше, потому что не успевают его посмотреть, другим нужно, чтобы он выходил попозже. В этом случаем мы приходим к средневзвешенному времени.

Еще очень любопытно наблюдать, как в социальных сетях реагируют на один и тот же сериал жители разных регионов. Южные регионы более патриархальны и им, допустим, не очень приятна или не очень понятна история, когда женщина доминирует в бизнесе или семье — это вызывает у них отторжение. Для жительниц больших городов — это привычная матрица поведения. Такого рода различия есть. Мы их фиксируем и делаем выводы в плане специфики продвижения в тех или иных регионах, так как одна и та же история может быть развернута в разном ключе. Однако мы телеканал федеральный и должны ориентироваться на среднюю температуру по больнице.

Насколько вообще для вас важна обратная связь от зрителей?

Мы вообще практикуем «хождение в народ» — нам кажутся очень полезными поездки в пресс-туры в поддержку новых сезонов, каких-то отдельных продуктов – это настолько полезная для нас обратная связь. Это такой уровень экспертизы, который недоступен из кабинета. Поскольку ты изнутри окунаешься в специфику города и понимаешь насколько же они разные – и Владивосток не равен Ростову, а Екатеринбург — Казани. Все это мы учитываем не только при производстве контента, но и, прежде всего, при каких-то маркетинговых коммуникациях в этих городах. Мы прямо сейчас, что называется, скрестили пальцы, и надеемся, что со снятием ограничений мы продолжим работать с регионами, мы должны понимать специфику городов.