8.12 Ballantine’s TRUE MUSIC - грандиозная техно-вечеринка на территории LIFT12 | FREE ТАЙМ Екатеринбург
альтернативнаянадпись

8.12 Ballantine’s TRUE MUSIC — грандиозная техно-вечеринка на территории LIFT12

Поделиться:

8 декабря Ballantine’s TRUE MUSIC возвращается в Екатеринбург на территории LIFT12 состоится грандиозная техно-вечеринка, представляющая самую актуальную и прогрессивную электронную музыку.  Немецкий диджей и продюсер Henning Baer и амбассадор «российского звучания» DJ Никита Забелин зажгут танцпол.

 

Долгое время считалось, что техно – это абсолютно новая музыка, перезагрузка поп-бизнеса; безликая музыка, у которой не может быть автора, создаваемая по соблазнительно простой формуле «the dj, the music and me», как пелось в одном из треков.

Но, безусловно, за более чем 40 лет существования техно, с теми или иными треками и их создателями случалось множество интересных историй. Перед возвращением Ballantine’s TRUE MUSIC в Екатеринбург, рассказываем о пяти из них.

 

D-Mob — We Call It Acid

 

В 1988 году вся молодежь Великобритании влюбилась в новый музыкальный стиль, который быстро окрестили «эйсид-хаусом». В начале новое увлечение было позитивно воспринято британскими СМИ: таблоиды писали о том, что танцы уж в любом случае лучше, чем забастовки, потасовки и драки. Однако, по мере того как движение набирало силу, сторонних наблюдателей происходящее пугало. Не могут же они просто так танцевать все выходные напролет! Да и слово «acid» ( в переводе с английского – кислота), вызывало сомнительные ассоциации. В итоге первоначальный позитив в СМИ сменился на панику. Таблоиды запестрели страшилками, по телевизору многомудрые «эксперты» завели привычные разговоры на тему «Когда мы потеряли свою молодежь?». На этой волне национальная радиостанция страны Би-би-си специальным указом запретила всяческое упоминание слова acid в эфире, равно как и все песни с таким названием. Под раздачу попал один из первых британских хаус-треков D-Mob «We Call It Acid». Представители радиостанции всячески уверяли, что это никакая не цензура, а просто они заботятся о моральном уровне молодежи страны. Запрет этот продержался совсем немного, и спустя какое-то время был тихо отменен.

 

The Shamen — Ebeneezer Goode

 

Английская группа The Shamen и не думала, что останется в истории как один из первых успешных британских эйсид-хаус проектов, да и в скандалы они влипать не собирались. Но у истории на них были свои планы. The Shamen образовалась в 1985 году, задолго до рейв-истерии. Изначально группа играла психоделический инди-рок и мало чем отличалась от сотен таких же групп. Но в 1987 году один из участников группы, Колин Ангус, был впечатлен работой M/A/R/R/S, в частности тем, как ее участники использовали в своем творчестве новую технологию сэмплирования. Записав несколько альбомов, в 1992 году The Shamen выпустила новый сингл, спрятав фигу в кармане и отчаянно подмигивая тем, кто был в теме. Для непосвященного — песня «Ebeneezer Goode» кажется чем-то обычным, в ней речь идет про некоего Эбенизера Гуда, но все рейверы той эпохи с удовольствием вспоминают, что когда трек крутили по радио, они понимали в чем фишка. Если вслушаться, то вместо ebeneezer goode ясно слышится e is good. Если вы считали посыл, считайте себя британским рейвером той поры!

 

Moby — Thousand 

 

Начало девяностых  — эпоха безудержных экспериментов в музыке. Американский артист Моби на тот момент уже был известен — на всех рейвах звучал его трек «Go», в котором он мастерски переработал музыку Анджелло Бадаламенти из сериала «Твин Пикс». Сам Моби был панком по жизни, поэтому на эксперименты соглашался легко и с интересом. Так, он записал трек с говорящим названием «Thousand», в котором ритм разгонялся до тысячи ударов в минуту. Танцевать под него было затруднительно, но ради эксперимента диджеи на рейвах ставили и такие треки, а роттердамские габберы такую музыку обычно слушали по утрам. Позже это музыкальное произведение внесли в книгу рекордов Гиннеса в качестве композиции с самым быстрым ритмом.

 

The Prodigy — Firestarter

 

Во второй половине 90-х было просто невозможно скрыться от музыки The Prodigy, от их многочисленного мерча и изображений Кита Флинта, который к «The Fat Of The Land» стал своего рода фронтменом группы. И если в Европе уже более менее привыкли к новой музыкальной культуре, то до России эта мода только «докатилась». Когда клип «Firestarter» начали показывать на российских каналах вся молодежь оделась в худи и футболки с орущим Флинтом, а бабушки, дедушки, заботливые мамы и строгие отцы выбрали именно его врагом своих детей. В газетах и по радио шли обсуждения о распущенности молодежи. Сегодня понимаешь, что ничего пугающего в этом не было.

 

DJ Rolando — Knights Of The Jaguar

 

Техно, как известно, было придумано и обрело смысл в Детройте. Изначально эту музыку создавали в качестве антитезы мейнстримовому шоу-бизнесу. Майк Бэнкс ради такого дела создал настоящую организацию Underground Resistance, через которую прошли, кажется, все видные детройтские техно-продюсеры. Но к концу девяностых даже они находились в унынии, считая что их музыку нагло украли «толстые дяди» из больших лейблов. Техно теперь, считали они, это какое-то ругательное слово. Именно в этот момент в Детройте появляется пластинка со всеми признаками современной классики. Ее записал один из членов Underground Resistance. И хотя поначалу ничего политического или скандального в ней не было, после того, как один из мейджор-лейблов нагло использовал эту композицию без спроса, техно-коммьюнити развернуло полноценную войну. Об этом в подробностях рассказывается в прекрасной книге Лорана Гарнье «Электрошок», но если коротко, то сплоченное мировое техно-сообщество смогло заставить крупного мейджора отступить, и справедливо восприняло этот факт, как победу творчества над оголтелым бизнесом.

 

Хеннинг Байер — его профайл можно уместить в одно предложение: берлинский техно-продюсер и диджей. На самом деле на вопрос «Как звучит техно-Берлин?» точнее всего будет ответить музыкой которую пишет и играет Байер. Создав почти 10 лет назад коммьюнити Grounded Theory, он до сих пор остается верен  идее о том, что берлинское техно может служить отличным источником для творчества и вдохновения. Если вам интересно услышать как звучит новая волна техно — вам нужно побывать на выступлении Хэннинга!

 

Никита Забелин — популярный российский диджей и продюсер, идеолог творческого сообщества Resonance Moscow. Никита уже много сделал для популяризации отечественной электронной сцены и традиционно тратит много времени на поиск и продвижение начинающих российских талантов. Он запустил одноименный лейбл, продолжая записывать свои работы в ведущих студиях вроде «трипа» Нины Кравиц и работая с такими звездами глобальной танцевальной сцены, как Майя Джейн Коулс.

 

TRUE MUSIC — масштабная платформа, посвященная продвижению и поддержке музыкантов-новаторов, чьим творчеством движет бескомпромиссная любовь к техно. За свою историю Ballantine’s поработал со 120 музыкантами и провел 20 вечеринок, свидетелями которых стали более 42 миллиона человек по всему миру.

 

Регистрация на мероприятие:

http://truemusic.io/?utm_source=pr_internal_ekaterinburg&utm_medium=pernod&utm_campaign=ekb_truemusic

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *